Материал сумской журналистки Галины Кожедубовой под заголовком “На нашей улице от рака легких уже умерли несколько некурящих мужчин” опубликовала газета «Факты».

В Сумской области из-за нелегального производства древесного угля жители городов и сел дышат едким дымом, а «предприниматели» незаконно вырубают десятки гектаров леса.

В центре небольшого городка Ямполь, расположенного на севере Сумской области, в воздухе витает едкий запах дыма. «Мы не видим белого света, все в саже, — чуть не плачет одна из местных жительниц. Женщина просила не называть свое имя — говорит, что боится угроз со стороны бизнесмена, который буквально терроризирует городок несколько последних лет.— Местный бизнесмен поставил посреди города десять печей и выжигает древесный уголь. Весь дым идет на нас. Ягода на огороде, и та в копоти. Что мы только не делали, куда и кому не писали! С ним не могут или не хотят справиться ни экологи, ни местные власти, ни депутаты, ни прокуроры. Уже поменялось и правительство, и президент, а из печей продолжает валить дым. Сколько нам еще мучиться?»

«Даже в жару мы спим с плотно закрытыми окнами, но все равно просыпаемся от чада»

Люди начали производить древесный уголь еще в каменном веке. Его производство довольно примитивно: бревна просто закладывали в яму, засыпали глиной и поджигали. В свое время Европа практически осталась без лесов — в таких количествах использовался древесный уголь для промышленности. В Украине его производство развивалось до 1960-х. Затем постепенно все перешли на газ. Однако в конце 1990-х этот бизнес возродился. Сегодня древесный уголь продают на заправках и в супермаркетах, на нем жарят шашлыки, им растапливают камины. Древесный уголь используют в фармакологии и медицине, из него делают фильтры.

Технология изготовления практически не изменилась, хотя вместо ям теперь используют самодельные печи. Но вот леса уничтожают так же безжалостно, и воздух отравляют теми же ядовитыми примесями.

Еще двадцать лет назад вдоль дорог Сумщины, особенно ее северных районов — Ямпольского, Середино-Будского, Глуховского, — стоял густой стеной массив Брянского леса. Сейчас, проезжая по тем же местам, можно увидеть, как поредели деревья. Лес активно вырубают и продают. Этому способствует и нелегальное производство древесного угля, которое процветает в области. Чтобы добыть уголь, «шахтерам» Сумщины не нужно спускаться под землю. Они выжигают его в печах — ротерах. Чаще всего хозяева прячут печи в лесу или в заброшенных селах. Но бизнесмены, имеющие киевскую «крышу», размещают производство прямо посреди городов.

— В 2007 году у нас в центре города появились печи, — вздыхает пенсионерка, жительница Ямполя. — Так и стоят среди домов, на бугорке. Десять печей каждый день выжигают уголь. Даже в жару мы спим с плотно закрытыми окнами. И все равно просыпаемся от чада. У всех болит голова, дым ест глаза. Да что там глаза! На нашей улице за последние годы от рака легких умерли несколько некурящих мужчин. Дети болеют, у всех аллергия. В районной газете «Голос часу» выступал главврач Ямпольской больницы Вадим Бойчун. Сказал, что в районе среди причин смерти на первом месте болезни системы кровообращения, на втором — органов дыхания, и только на третьем месте — смертность от старости.

Вы думаете, мы не боремся? Да мы только и делаем, что обращаемся ко всем с письмами о помощи. Люди в отчаянии, не знают, кто нам может помочь. Уголь выжигали двое предпринимателей — Валерий Диденко и Петр Мосин (имена изменены). Ладно, если бы они это делали где-нибудь в безлюдном месте. В округе ведь сколько заброшенных сел! Нет, нужно было установить печи прямо в центре города. Мы писали запросы, приезжали проверки, открывались уголовные дела, были суды. Диденко в конце концов был вынужден уехать в другой район, хотя бизнесом этим заниматься не перестал. А печи Мосина как дымили, так и дымят. Сейчас в отношении него открыто два уголовных производства: по незаконному производству и по подделке документов. Вы представляете, чтобы получить бумагу, якобы у него есть разрешение, он подделал подпись председателя районной администрации. И ведь Мосину ничего за это не будет!

У бизнесменов явно есть «крыша» в столице. Их не пугают суды, которые вроде бы начинаются, но потом тихо прекращаются. И депутаты наши писали запросы, и прокуратура все время отчитывается, что дело у них на контроле. Только нам от этого не легче. Мы раньше ходили в лес за ягодами, грибами. Теперь и это невозможно. За что мы страдаем всем городом?

— С этими бизнесменами мы боремся с 2007 года, — говорит главный специалист по связям с общественностью и СМИ Государственной экологической инспекции в Сумской области Наталья Новак. — Проводим проверки, выписываем штрафы, собираем материалы для правоохранителей. В прошлом году по решению суда печи Диденко вывезли из Ямполя. Но он установил их в другом районе. Насколько мне известно, сейчас у нас в области разрешение на выбросы вредных веществ есть только у одного или двух частных предпринимателей. А печей… даже затрудняюсь назвать точную цифру, сколько. Проблема в том, что многие предприниматели находятся на упрощенной системе налогообложения. Их имеют право проверять только санитарные и финансовые инспекции, но никак не мы. «Упрощенцы» этим пользуются. В процессе производства древесного угля страдает окружающая среда — незаконно вырубается лес, загрязняется атмосфера. А у нас связаны руки.

«Работают только свои, местные. Чужаков нет»

Точное количество нелегально работающих на Сумщине печей по производству древесного угля не знает никто. При малейшей опасности печь можно перевезти в другое место. О том, как организовано производство, «ФАКТАМ» на условиях анонимности рассказал один из угольщиков.

— Железные бочки стоят у нас за селом, — говорит Сергей. — Это большие металлические емкости, которые изнутри обложены кирпичом, а снаружи — стекловатой, чтобы лучше сохранялось тепло. Под бочкой находится маленькая печь, ее нужно постоянно топить.

На поляне стоят три бочки, в каждую помещается по два прицепа дров. Не знаю, где наш хозяин берет лес, да мне это и не интересно. Мы выполняем черную работу и сами ходим чумазые как черти. Приезжает машина, привозит лес, мы загружаем его в бочку и начинаем пережигать. Дрова нужно подбрасывать регулярно, раз в два-три часа. Зимой чаще. Возле горящих печей дежурим круглосуточно. Через неделю открываем бочку и примерно столько же ждем, чтобы уголь остыл и перестал тлеть. Затем в респираторах, рукавицах, хотя они обычно не помогают, вытаскиваем бревна и складываем возле бочек. Когда совсем остынут, загружаем в мешки. На выходе получается около 40 процентов древесного угля. Потом его фасуют.

Хозяин вроде говорил, что у него берут уголь по пять гривен за килограмм. А на заправках, я видел, мешок весом 2,5 килограмма продают за 70 гривен.

Работают здесь только свои, местные. Чужаков нет. Мы получаем чуть больше тысячи гривен в месяц, иногда две. Рады и этому, ведь другой работы в селе нет.

О том, что на Сумщине нелегально выжигают древесный уголь, написал в социальной сети народный депутат Украины Олег Медуница.

— Древесный уголь особенно востребован в странах Европы, — рассказал «ФАКТАМ» Олег Медуница. — Они импортируют его из Бразилии, Африки. Уголь нелегально вывозится из Украины. Фуры с закарпатскими номерами каким-то образом оказываются в самых отдаленных наших лесах. Неизвестные грейдеры чистят им дороги.

На Сумщине особенно много нелегальных печей в Лебединском, Тростянецком, Краснопольском, Ахтырском районах, где леса занимают 30 процентов от общей площади. И эти прекрасные дубы пережигают в нелегальных или полулегальных печах. Бизнес очень рентабельный, прибыль около 300 процентов, поэтому и криминализованный. Естественно, что все это «крышуют». Значит, крутится масса черного нала.

После моего поста в «Фейсбуке» ко мне пришел один из бизнесменов. У него стоит такая печь на бывшем колхозном дворе, есть официальные разрешения. Единственная проблема — неправильно оформленные документы на использование земли. Мы поможем ему переоформить разрешение на землю, и пусть он работает, платит государству налоги.

«Вместо того чтобы бороться с нелегалами, силовики душат проверками добросовестных предпринимателей»

Для открытия бизнеса по производству древесного угля необходим пакет документов. Одним из главных является разрешение, которое выдает Министерство экологии и природных ресурсов. К слову, в пресс-службе министерства «ФАКТАМ» заявили, что нет никаких ограничений в получении специального разрешения на работы, связанные с выбросом вредных веществ. Для этого нужно лишь подготовить пакет документов и провести инвентаризацию источников отходов. Обычно вся процедура, в случае правильного заполнения бумаг, занимает около десяти дней. Разрешение, как утверждают в Мин­экологии, выдается бесплатно.

— Разрешение на работы, связанные с выбросом вредных веществ, мы получили еще в 2012 году, — уточняет директор одной из фирм по переработке древесного угля Алексей Волошенко (фамилия изменена). — Мы заплатили за оформление документов 15 тысяч гривен, тогда это было около двух тысяч долларов. Лицензия действительна пять лет. Если вести бизнес легально, выдавая «белую» зарплату, выплачивая все налоги и покупая лес официально у лесхоза, то получается 30 процентов прибыли. К сожалению, на сегодняшний день нам проще закрыться и распустить людей, чем работать официально. Раньше лесхоз продавал лес по 400 гривен за куб, сейчас поднял цену до 600 гривен. Кроме того, нас замучили проверками и штрафами. Да, когда мы оформляли разрешение, то указали, что арендуемая земля будет использоваться для сельхозработ. После проверки и штрафа сразу занялись переоформлением документов. И столкнулись с непробиваемой стеной.

Обратились в районное управление Госземагентства. Нам ответили: это не в нашей компетенции, обращайтесь к председателю рай­администрации. Пришли к нему. Он сказал: ничем помочь не могу, разрешение выдает Госземагентство. Пока нас отфутболивали с документами, мимо печей «случайно» проехали сотрудники СБУ. Оперативник сказал: мол, ехали мимо, увидели печи. Проверили — у нас нецелевое использование земли. Сразу же открыли уголовное производство.

Мы подозреваем, что таким образом просто хотят отобрать наш бизнес. Потому что сотрудники СБУ приехали после того, как мне позвонили из прокуратуры, предложив встретиться и поговорить о том, как мы будем с ними делиться. После нашего отказа нам всеми силами начали создавать препятствия. А рядом открыто работают нелегальные точки. Их хозяева не брезгуют покупать лес у воров. Им не нужны разрешения экологов. Главное — вовремя делиться с нужными людьми.

— Задача властей — сохранять рабочие места и делать все возможное, чтобы люди работали по закону и платили налоги, — говорит заместитель губернатора Сумской области Ирина Купрейчик. — К сожалению, в случае с производством древесного угля происходит совершенно обратное. Причем я как зам­губернатора не могу повлиять на ситуацию. Это многолетний и очень прибыльный бизнес. Например, если отец был главным лесником области, его сын занимался изготовлением древесного угля. Хотя в лесхозах говорят, что нелегальных печей на их территории нет. Сейчас куб дерева твердых пород официально стоит около 800 гривен. Неофициально — 120. Вы представляете, сколько денег идет мимо бюджета? И что делают силовики? Вместо того, чтобы бороться с нелегалами, душат проверками добросовестных предпринимателей. Вот и получается, что в Сумской области есть лес, газ, нефть, а предприятия закрываются, рабочих мест нет. Люди, которые хотят трудиться честно, вынуждены закрывать свои фирмы. Потому что работать честно не выгодно.

— Мы тщательно проверяем все случаи работы нелегальных печей, — заявила «ФАКТАМ»руководитель пресс-службы милицейского главка Сумской области Эльвира Биганова.— Милиция работает совместно с экологическими службами.

В данный момент проблемой вплотную занялись и сотрудники СБУ. Но, как стало известно «ФАКТАМ» из конфиденциальных источников, рядовые оперативники получили негласное указание не проявлять особого рвения в отношении некоторых «черных угольщиков».

News Reporter

11 thoughts on “О незаконном производстве древесного угля в Ямполе написала всеукраинская газета

  1. каким образом “суды тихо прекращаются?” У Московки на руках решение суда о запрете этих самых печей.И что?Как оно выполняется?Плевать он хотел и на решение суда и на то,что людей травит…

  2. Не понимаю я жителей Ямполя. Вот уже сколько лет терпят и дышат вот этой дрянью, а к радикальным мерам никто не приходит. Было бы это в Свессе, думаю что молодежь Свессы быстро расправилась с таким производством. Просто надо собраться и уничтожить все это на корню. Поставят новые печи – уничтожить опять. Жители Ямполя, хватит писать и обращаться в различные службы, это как горохом об стенку, у нас никто за народ не думает. Надо самим собираться и действовать

  3. я живу в ямполе много лет. какой дым и сажа вы чо? никогда не замечал. а написано буд-то прям там сумыхимпром стоит. то ли я слепой, то ли хз. я не защищаю никого, если у них нет документов закрыть и досвиданья.

    1. Николай, а вы пройдитесь вечерком в сторону больницы, улицы Коцюбинского… Думаю, заметите…

      1. да и в центре дымовая завеса такая,что хоть в противогазе ходи…

  4. Надо пригласить програму “Грошi” с 1+1, чтобы они расследовали эту схему. Мосин и Тапапуха (имена изменены) должны понести ответственность за незаконное производство.

    1. там административка.ну заплатят штраф и дальше будут травить народ.

  5. Был же у нас один отчаянный “РЭМБО” все ямпольчане знают кто (имя не называю), и что? помогло? А он пытался радикальным методом…
    И да НИколай – вы наверное не в том Ямполе живете если не замечаете дым и сажу

    1. ))))))))))))))))потому что один в поле не воин!вот если б все скопом пошли…

    2. рэмбо с коммунистическим отчеством?а что он радикального сделал?две дырки в трубе?вот если б на бульдозере с землей сровнял эти печи…

Comments are closed.